Человек в поисках смысла

4 минут(ы) чтения

Карлик, стоящий на плечах гиганта, может видеть дальше, чем сам гигант. В конце концов, хотя индивид может восхищаться Гиппократом и Парацельсом, нет никакой необходимости, чтобы он следовал их предписаниям или методам хирургии.

Сексуальность обесценивается в той мере, в какой она обесчеловечивается. Ведь человеческая сексуальность — это больше, чем просто сексуальность, и большим, чем просто сексуальность, она является в той степени, в какой она — на человеческом уровне — выступает носителем внесексуальных, личностных отношений.

Только бодрствующая совесть дает человеку сопротивляться, не поддаваться конформизму и не склоняться перед тоталитаризмом.

Страдание имеет смысл, если ты сам становишься другим.

Быть человеком — значит выходить за пределы самого себя. Я бы сказал, что сущность человеческого существования заключена в его самотрансценденции. Быть человеком — значит всегда быть направленным на что-то или на кого-то, отдаваться делу, которому человек себя посвятил, человеку, которого он любит, или богу, которому он служит.

Ярко выраженная индивидуальность представляет собой разрушительный фактор для любой толпы.

Общество потребления — это общество с пониженными требованиями, которое лишает людей напряжения. … Духовное пресыщение составляет сущность современного нигилизма.

Наследственность — это не более чем материал, из которого человек строит сам себя. Это не более чем камни, которые могут быть использованы, а могут быть отвергнуты строителем. Но сам строитель — не из камней. … Человек во многом похож на скульптора, который работает с бесформенным камнем для того, чтобы его материал приобретал все более зримую форму. Человек ваяет свою жизнь из того материала, который дан ему судьбой: в творчестве, в переживаниях или страдании он созидает ценности собственной жизни — каждый по мере своих сил формирует или ценности творчества, или ценности переживания, или ценности отношения.

Бытие человека определяется «бытием в мире».

Человек — не «что-то», не вещь среди других вещей. Вещи детерминируют друг друга. Человек же определяет себя сам.

Существовать — значит постоянно выходить за пределы самого себя.

Любовь можно определить как возможность сказать кому-то «ты» и еще сказать ему «да». Иными словами: это способность понять человека в его сути, в его конкретности, в его уникальности и неповторимости, однако понять в нем не только его суть и конкретность, но и ценность, его необходимость. Это и значит сказать ему «да».

У человека нет влечений вне свободы и нет свободы вне влечений.

Психика зависит от инстинкта, существования — от материи.

Смерти, отмеряющей конец жизни, боится лишь тот, кто не в полной мере использовал данную ему жизнь.

Чем меньше человек сознает цель, тем скорее он старается ехать.

Там, где отсутствует счастье в любви, это отсутсвие должно компенсироваться количеством сексуального удовольствия.

Юмор относится к существенным человеческим проявлениям; он дает человеку возможность занять дистанцию по отношению к чему угодно, в том числе и к самому себе, и обрести тем самым полный контроль над собой.

Осуществление себя фактически сводится, в конечном счете, к осуществлению собственных возможностей.

Если я хочу стать тем, чем я могу, мне надо делать то, что я должен. Если я хочу стать самим собой, я должен выполнять личные и конкретные задачи и требования. Если человек хочет прийти к самому себе, его путь лежит через мир.

Где отсутствует смысл, исторический процесс невозможен.

Все люди, в конце концов, не более чем эгоисты и что случающиеся альтруистические действия на самом деле тоже эгоистичны, поскольку тот, кто кажется альтруистом, просто пытается освободиться от неловкости, вызванной чувством симпатии.

Истинно человеческое начинается в человеке там, где он обретает свободу противостоять зависимости от собственного типа. Ибо только там, именно в этой свободе, в ощущении своего свободного и ответственного бытия возникает подлинный человек.

Неповторимость и своеобразие являются основными составляющими смысла человеческой жизни.

Ответить перед жизнью можно только отвечая за жизнь.

Самой любовью порождается уверенность в ее продолжительности.

Мужчина отдается любви; женщина отдается в любви.

Смысл — это то, что имеется в виду: человеком, который задает вопрос, или ситуацией, которая тоже подразумевает вопрос, требующий ответа.

Уникальный смысл сегодня — это универсальная ценность завтра. Таким способом творятся религии и создаются ценности.

Никогда не поздно учиться, но и никогда не рано: учиться всегда «самое время», чему бы мы ни учились.

Свобода — это лишь часть дела и половина правды. Быть свободным — это только негативный аспект целостного феномена, позитивный аспект которого — быть ответственным. Свобода может выродиться в простой произвол, если она не проживается с точки зрения ответственности.

Величие жизни может быть измерено величием момента. … Наивысший смысл каждого данного момент человеческого существования определяется просто интенсивностью его переживания и не зависит от какого бы то ни было действия. … То, как принимаешь тяготы жизни, как несешь свой крест, то мужество, что проявляешь в страданиях, достоинство, которое выказываешь , будучи приговорен и обречен, — все это является мерой того, насколько ты состоялся как человек.

Чем больше человек стремится к наслаждению, тем больше он удаляется от цели. Другими словами, само «стремление к счастью» мешает счастью. … Достижение цели создает причину для счастья. Другими словами, если есть причина для счастья, счастье вытекает из нее автоматически и спонтанно. И поэтому незачем стремиться к счастью, незачем о нем беспокоиться, если у нас есть основание для него. … Чем больше человек нацелен на наслаждение, тем больше оно от него ускользает, и наоборот, чем больше человек стремится избежать неудовольствия, избежать страданий, тем больше он ввергает себя в дополнительные страдания; его эскапизм оборачивается против него.

Если доллар может быть более полезным и осмысленным в чьих-либо других руках, я не должен держать его у себя в кошельке.

Жизнь человека «болтается между тревогой и скукой». (Шопенгуаэр) … Скука существует для того, чтобы мы бежали от бездействия и должным образом оценили смысл нашей жизни. Борьба жизни держит нас в «напряжении», потому что смысл жизньи зависит от того, насколько мы выполняем или не выполняем требования, предъявляемые нам нашими собственными жизненными задачами. … Полнота страдания никогда не кажется нам недостатком осмысленности. Напротив, человек растет и мужает в результате страданий; его несчастная любовь приносит ему больше, чем могло бы дать целое множество любовных побед. … Страдание своей целью имеет уберечь человека от апатии, от духовного окоченения. Пока мы способны к страданию, мы остаемся живыми духовно. Мы мужаем и растем в страданиях, они делают нас богаче и сильнее.

Презирать себя или следить за собой далеко не так важно, как уметь в конечном счете полностью забыть себя.

Если бы все люди были идеальны, тогда каждого человека всегда можно было бы заменить любым другим. Именно из людского несовершенства следует незаменимость и невосполнимость каждого индивида — поскольку каждый из нас несовершенен на свой манер. … Чем более специфичен человек, тем менее он соотсветствует норме, как в смысле средней нормы, так и в смысле идеальной. Свою индивидуальность люди оплачивают отказом от нормальности, а случается — и отказом от идеальности.

Есть средства, которые оскверняют даже самые святые цели.

Решение сегодня есть потребность завтра.

Подобно тому, как бумеранг возвращается к бросившему его охотнику, лишь если он не попал в цель, так и человек возвращается к самому себе. И обращает свои помыслы к самоактуализации, только если он промахнулся мимо своего признания…

Приглашаю к общению в комментариях!

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Предыдущая статья

Тошнота

Следующая статья

Getting Things Done