Одно лето в аду

1 минута чтения

Участь сынков из хорошей семьи — преждевременный гроб, сверкающий блестками и слезами.

Среди богатства сон не возможен. Потому что всегда богатство было публично. Одна лишь божественная любовь дарует ключи от познанья.

Жизнь расцветает в труде.

Жизнь — это фарс, который играют все.

Неистовство этой страны сводит мне мускулы, делает бесформенным тело, опрокидывает меня на землю.

Я не люблю женщин. Любовь должна быть придумана заново, это известно. Теперь они желают лишь одного — обеспеченного положения. Когда оно достигнуто — прочь сердце и красота: остается только холодное презрение, продукт современного брака. Или я вижу женщин со знаками счастья, женщин, которых я мог бы сделать своими друзьями, — но предварительно их сожрали звери, чувствительные, как костер для казни…

Действие — это не жизнь, а способ растрачивать силу, раздражение нервов.

Мораль — это слабость мозгов.

Властители жизни, три древних волхва, — сердце, разум и душа.

Духовная битва так же свирепа, как сражения армии; но созерцание справедливости — удовольствие, доступное одному только богу.

Приглашаю к общению в комментариях!

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Предыдущая статья

Мы

Следующая статья

Мне тебя обещали