Мюррей Ротбард

5 минут(ы) чтения

..война есть массовое убийство,воинская повинность — рабство,а налогообложение — воровство.

Присмотревшись к налогообложению, мы обнаруживаем,что только правительство — единственный из всех общественных институтов — получает доход в результате силового принуждения. Все остальные участники общественной жизни получают доход либов виде добровольных даров (масонская ложа,благотворительное общество,шахматный клуб),либо в виде платы за добровольно приобретаемые товары или услуги. Если кто-либо кроме государства попробует взимать налог,он будет немедленно объявлен насильником и бандитом.

Поскольку люди способны мыслить, чувствовать, оценивать и действовать только как индивиды, для выживания и процветания каждого из них жизненно необходима свобода изучения, выбора, развития своих способностей и действий в соответствии со своими знаниями и ценностями.

Именно изъятие части того,что является общим, и извлечение его из состояния,в котором его оставила природа, кладут начало собственности,без которой все общее не приносит пользы. А изъятие той или другой части не зависит от четко выраженного согласия всех совместно владеющих.

Если человек не может владеть землей, он не может в полном смысле слова владеть и результатами своего труда.

Империи создают не народы, а люди. Проблема в том, чтобы выявить этих людей, это активное меньшинство в каждом народе, которое непосредственно заинтересовано в империализме, и проанализировать причины, по которым большинство оплачивает соответствующие расходы и ведет войну, возникшую из-за империалистической
экспансии.

Никакая конституция не способна сама себя истолковывать или проводить в жизнь — это приходится делать людям.

Мы не правительство, а правительство не мы.

Нормальное и устойчивое состояние государства — это олигархическое правление, правление элиты, сумевшей установить контроль над государственным аппаратом. Для этого есть две основные причины: одна — это неравенство и разделение труда,соответствующие природе человека,что приводит в действие «железный закон олигархии», дающий себя знать во всех видах человеческой деятельности, а другая — это сам по себе паразитический характер государства.

Если государство — это шайка грабителей,кто же тогда образует государство? Понятно, что правящая элита всегда включает:
а) профессиональных аппаратчиков — королей,политиков и бюрократов,которые и управляют государством;
б) группы,которые сумели получить от государства привилегии,субсидии и прибыльные должности.
Все остальные в обществе — это подданные.

Массы не создают абстрактных идей и не придумывают их, они пассивно следуют идеям,которые порождают и распространяют интеллектуалы,эти «творцы общественного мнения.

Государству также важно привить своим подданным отвращение к любым проявлениям того, что сегодня называют «конспирологической теорией исторического процесса». Потому что поиск заговоров, чаще всего, разумеется, заводящий не туда, означает поиск мотивов и вменение личной ответственности за исторические злодеяния правящих элит. А вот если любая тирания, продажность или развязанная государством агрессивная война стали результатом деятельности не конкретных правителей, а загадочных и потаенных общественных сил, или результатом мировой дисгармонии, или некой таинственной всеобщей вины(«мы всеубийцы» — гласит лозунг), то нет никакого смысла возмущаться этими злодеяниями или восставать против них.

Каждое государство веками было особенно успешным в навязывании своим подданным страха перед правителями других государств. Поскольку земная твердь распределена между разными государствами, одна из основных тактик правителей каждого из них заключается в отождествлении себя с территорией страны. Так как большинству людей свойственно любить родину, отождествление земли и населения с государством заставляет природный патриотизм работать во благо государства.

Всегда получается,что когда публика приносит жертвы и обуздывает свою алчность,жертвы оказываются односторонними. Государство жертв не приносит, государство только захватывает всевозможные материальные ресурсы. Кстати говоря,есть полезное правило:когда ваш правитель призывает к жертвам, постарайтесь сохранить свою жизнь и бумажник!

Периодический сбор дани с покоренных крестьян в конце концов стал известен как налогообложение.

Для государства постоянная армия — это регулярное искушение расширить свою власть, помыкать другими людьми и странами, господствовать во внутренней жизни своей страны.

В конце концов, рабство отчасти и заключается в том, что человек вынужден бесплатно или за малую плату работать на кого-то. А подоходный налог означает,что мы трудимся и зарабатываем только для того, чтобы правительство отняло у нас значительную часть заработанного для собственных целей. Что это,если не принудительный бесплатный труд?

Возражение, что суды завалены делами, а потому не способны обеспечить безотлагательное разбирательство, не является оправданием, напротив, это указание на природную неэффективность является прекрасным аргументом в пользу ликвидации правительственных судов.

Принуждение лишает человека свободы выбора и тем самым возможности сделать выбор в пользу нравственного поведения.

В абсолютном праве каждого, в том числе и женщины, на то, чтобы владеть собственным телом. При аборте мать избавляется от того нежеланного, что завелось в ее теле; если плод при этом умирает, это не опровержение того обстоятельства, что никакое существо не имеет права жить — незваным и нежеланным — в теле другого человека.

Равенство в свободе несомненно требует равенства каждого перед законом, а значит, любое посягательство на собственность того, кто не является преступником, должно наказываться по закону вне зависимости от того, кто это сделал.

Есть простой и эффективный способ избавиться от коррупции в полиции: нужно отменить законы, направленные против любого добровольного предпринимательства и против всех «преступлений без потерпевшего».

Если мы хотим жить в обществе,в котором граждане приходят на выручку попавшим в беду соседям, нельзя лишать их возможности деятельно и эффективно противостоять преступникам. Абсурдная ситуация — сначала людей разоружают, а потом обвиняют в равнодушии,потому что безоружные и беспомощные не торопятся на выручку тем, на кого напали преступники.

Отмените законы об обязательном образовании, дайте детям жить своим умом, и мы опять превратимся в страну людей, много более производительных, любознательных, творческих и счастливых… Именно принудительное массовое образование создает недовольство и бесконечные поиски убежища от реального мира.

…члены высшего и среднего классов ориентированы на будущее, целеустремленны, рациональны и сдержаны. В свою очередь, люди низшего класса ориентированы на настоящее, капризны, гедонистичны, лишены жизненных целей, а потому лишены и энергии для профессионального или карьерного роста. В силу этого люди первого типа обычно имеют более высокий доход и хорошую работу, а люди второго типа обычно бедны, не имеют работы и живут на пособия.

Если рынок не справляется с удовлетворением спроса, значит все дело в государстве.

По сути, разорение богатых с помощью налогов имело бы катастрофические последствия для всей страны, в том числе для малообеспеченных слоев. Ведь именно богатые обеспечивают бóльшую часть сбережений, инвестиционного капитала, они принимают стратегические решения и финансируют технологические новшества.

У правительства есть четыре способа уйти с пути американского народа.
Во-первых, оно может ликвидировать — или, по меньшей мере, радикально понизить — уровень налогообложения, которое губительно действует на сбережения, энергию, инвестиции и технологическое развитие…
Во-вторых, резкое сокращение или ликвидация налогов должны сопровождаться эквивалентным уменьшением государственных расходов…
В-третьих, правительство могло бы прекратить поборы с бедных, т.е. перестать облагать их налогами в пользу богатых…
Наконец, правительство могло бы оказать бедным самую большую услугу, если бы устранило созданные им самим препятствия. Так, законы о минимальном размере заработной платы выталкивают с рынка труда самых бедных и наименее производительных членов общества. Привилегии, предоставленные правительством профсоюзам, позволяют им не допускать к самым оплачиваемым видам деятельности представителей самых бедных меньшинств…

Ключевой элемент, который ограничивает потребительский спрос и, соответственно, рост цен: количество денег в распоряжении потребителей. Если в их карманах денег станет на 20% больше, их спрос и, при прочих равных, цены смогут вырасти на те же 20%. Мы обнаружили ключевой фактор — количество денег.

Инфляция — результат того, что государство печатает банкноты.

ФРС контролирует темп инфляции с помощью коэффициента (6:1) создания банковских денег или, что существеннее, определяя общую величину банковских резервов.

Поскольку люди всегда предпочитают деньги в кармане тем же деньгам, которыми удастся воспользоваться в будущем, наличные блага всегда оцениваются на рынке дороже, чем будущие. Выгода, получаемая из-за разницы между ними, или «лаж»,и есть процентная ставка, величина которой зависит от того, насколько сильно люди предпочитают настоящее будущему, т.е. от степени их временных предпочтений.

Централизованное государственное планирование,применяемое при социализме,не может опираться на разумный механизм ценообразования,а потому лишеновозможности рассчитывать цены и издержки.В этом главная причина провала социалистического планирования.Именно в этом,в конечном итоге,заключается причина возвращения стран Восточной Европы к рыночной экономике.

Дискриминация, т.е. право проявлять свои симпатии и антипатии, — это неотъемлемая часть свободы выбора и, соответственно, свободного общества.

Средний гражданин может быть недоволен или просто возмущен полицией и поборами правительства. Но он находится под обаянием идеи, внушенной столетиями государственной пропаганды, что правительство — это его законный суверен, а потому попытка воспротивиться его повелениям была бы гибельным безумием. Государственные интеллектуалы веками вдалбливали ему мысль о необходимости преклоняться перед этой легитимностью — с помощью флагов, ритуалов, церемоний, наград и конституций.

Америка — это имперская и интервенционистская сверхдержава.

Именно война позволяет государству стать воистину самим собой: разбухнуть от власти, от гордости и сознания своего абсолютного господства над экономикой и обществом. Общество обращается в стадо, объятое жаждой убить всех вероятных противников, искоренить и пресечь всякое несогласие с официальной военной политикой, исполненное восторженной готовности отвернуться от истины во имя предполагаемых общественных интересов.

Мы признаем права животных тогда, когда они попросят о них.

Приглашаю к общению в комментариях!

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Предыдущая статья

Алан Уотте

Следующая статья

Джон Дальберг-Актон