История государства Российского

2 минут(ы) чтения

Стыдись забывать обиду.

Знать всего цену и свойство; открывать великое, где оно таится, и малому не давать прав великого.

Знать всего цену и свойство; открывать великое, где оно таится, и малому не давать прав великого.

Мы должны сами видеть действия и действующих — тогда знаем Историю.

Народы хотят законов, но боятся неволи.

Казна робких принадлежит смелому.

Не множество, а храбрость побеждает.

Грубый ум пленяется более наружным блеском, нежели истинами отвлеченными.

Самые великие люди действуют согласно с образом мыслей и правилами своего века.

Злодейство есть несчастие.

Народ всегда склонен обвинять Правителей, если они не умеют отвратить.

Власть великая требует и великого отчета.

Сильные духом падают как младенцы на пути беззакония.

Низость в Государе противнее самой жестокости для народа.

Присяга, данная в заблуждении или в страхе, не есть истинная.

На беззаконие восстает беззаконие.

Бог не оставляет Государства, где многие или немногие граждане еще любят отечество и добродетель.

Сама истина делается источником удовольствия и пользы.

Оставьте грекам книги, чтобы они, читая их, забывали военное искусство и тем легче были побеждаемы нами.

Кто может лишить нас вольности? Мы привыкли отнимать земли, а не свои уступать врагам. Так будет и впредь, доколе есть война и мечи в свете.

Великие народы, подобно великим мужам, имеют свое младенчество и не должны его стыдиться.

Имя Святого, гораздо выразительнее Великого: ибо Великими называют обыкновенно счастливых.

Первое добро государственное есть безопасность и покой; честь драгоценна для народов благоденствующих: угнетенные желают только облегчения и славят Бога за оное.

Можно из милосердия, иногда одобряемого политикою, не казнить изменника и клятвопреступника, но безрассудно верить его новой клятве.

Не подражай Тациту, но пиши, как писал бы он на твоем месте!

Где нет любви, нет и души.

Не бедные, а богатые избирают.

Вернейшее средство утвердить тишину есть быть грозным для внешних и внутренних неприятелей.

Государь-клятвопреступник уже не есть Государь законный.

Побежденные не могут быть друзьями победителей.

Слава мудрых гражданских законодателей есть самая долговечная и вернейшая…

Вера торжествует в бедствиях и смягчает оные.

Варвары действуют по одним правилами и разнствуют между собою только в силе.

Рабство, тягостное для народа, еще несноснее для Государей, рожденных с правом властвовать.

Отечество и престол не заменяются дружелюбием иноземцев.

Великодушие действует только на великодушных.

Москва обязана своим величием Ханам.

Вера есть особенная сила государственная.

Слабые обыкновенно заимствуют от сильных.

Древние обычаи не скоро уступают место лучшим.

Целость, сохраненная осмотрительною уклончивостию, славнее гордой отважности.

Лучше солгать и спасти Государство, нежели истинствовать и погубить его.

Дай мудрому вину, и будет мудрее.

Есть время для завоеваний: оно проходит и долго не возвращается.

Царствование жестокое часто готовит царствование слабое.

Одна беспечность жителей и корыстолюбие богатых производят иногда дороговизну.

Раздором властвуй.

Россияне славились тем, чем иноземцы укоряли их: слепою, неограниченною преданностию к Монаршей воле в самых ее безрассудных уклонениях от Государственных и человеческих законов.

Если кроткие наставления не имеют действия; если явный, дерзостный соблазн угрожает Церкви и Государству, коего благо тесно связано с ее невредимостию: тогда не Митрополит, не Духовенство, но Государь может справедливым образом казнить еретиков.

Народ и в самом уничижении ободряется и совершает великое, но служа только орудием, движимый, одушевляемый силою Правителей.

Чувство угнетения, страх, ненависть, господствуя в душах, обыкновенно производят мрачную суровость во нравах, Свойства народа изъясняются всегда обстоятельствами; однако ж действие часто бывает долговременнее причины: внуки имеют некоторые добродетели и пороки своих дедов, хотя живут и в других обстоятельствах.

Оружие тупо, когда нет добродетели в сердце; крепкие слабеют от пороков.

Где обязанность, там и закон.

Умеренность, вынужденная обстоятельствами, не есть добродетель.

Мы легко забываем читанное, зная, что в случае нужды можем опять развернуть книгу: но предки наши помнили слышанное, ибо забвением могли навсегда утратить счастливую мысль или сведение любопытное.

Люди слабые, пораженные внезапным ударом, обыкновенно ищут сверхъестественных предзнаменований его в минувшем времени, как бы надеясь впредь лучшим вниманием к таинственным указаниям Судьбы отвращать бедствия.

История не роман, и мир не сад, где все должно быть приятно: она изображает действительный мир. Видим на земле величественные горы и водопады, цветущие луга и долины; но сколько песков бесплодных и степей унылых! Однако ж путешествие вообще любезно человеку с живым чувством и воображением; в самых пустынях встречаются виды прелестные.

Великие усилия рождают великое.

Приглашаю к общению в комментариях!

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Предыдущая статья

Иша-упанишада

Следующая статья

Стоик