fbpx

Братья Карамазовы

7 минут(ы) чтения

Ибо не только чудак «не всегда» частность и обособление, а напротив, бывает так, что он-то, пожалуй, и носит в себе иной раз сердцевину целого, а остальные люди его эпохи — все, каким-нибудь наплывным ветром, на время почему-то от него оторвались…

В большинстве случаев люди, даже злодеи, гораздо наивнее и простодушнее, чем мы вообще о них заключаем. Да и мы сами тоже.

В реалисте вера не от чуда рождается, а чудо от веры.

В чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Точность есть вежливость королей.

Не стыдитесь столь самого себя, ибо от сего лишь все и выходит.

Лгущий самому себе и собственную ложь свою слушающий до того доходит, что уж никакой правды ни в себе, ни кругом не различает, а стало быть, входит в неуважение и к себе и к другим. Не уважая же никого, перестает любить, а чтобы, не имея любви, занять себя и развлечь, предается страстям и грубым сладостям и доходит совсем до скотства в пороках своих, а все от беспрерывной лжи и людям и себе самому.

Причитания лишь потребность раздражать беспрерывно рану.

Чем больше я люблю человечество вообще, тем меньше я люблю людей в частности, то есть порознь, как отдельных лиц. …чем более я ненавидел людей в частности, тем пламеннее становилась любовь моя к человечеству вообще.

Главное, убегайте лжи, всякой лжи, лжи себе самой в особенности. Наблюдайте свою ложь и вглядывайтесь в нее каждый час, каждую минуту. Брезгливости убегайте тоже и к другим, и к себе: то, что вам кажется внутри себя скверным, уже одним тем, что вы это заметили в себе, очищается. Страха тоже убегайте, хотя страх есть лишь последствие всякой лжи. Не пугайтесь никогда собственного вашего малодушия в достижении любви, даже дурных при этом поступков ваших не пугайтесь очень.

Не церковь должна искать себе определенного места в государстве, как «всякий общественный союз» или как «союз людей для религиозных целей», а, напротив, всякое земное государство должно бы впоследствии обратиться в церковь вполне и стать не чем иным, как лишь церковью, и уже отклонив всякие несходные с церковными свои цели. …если бы действительно наступил суд церкви, и во всей своей силе, то есть если бы все общество обратилось лишь в церковь, то не только суд церкви повлиял бы на исправление преступника так, как никогда не влияет ныне, но, может быть, и вправду самые преступления уменьшились бы в невероятную долю.

Социалист-христианин страшнее социалиста-безбожника.

Чтобы человек любил человечество — не существует вовсе, и чтобы если есть и была до сих пор люббовь на земле, то не от закона естественного, а единственно потому, что люди веровали в свое бессмертие. …так то уничтожьте в человечестве веру в свое бессмертие, в нем тотчас же иссякнет не только любовь, но и всякая живая сила, чтобы продолжать мировую жизнь.

В горе счастья ищи.

И начат глаголати на мя многая некая, даже и до скверных некиих вещей. Аз же вся слышав, глаголах в себе: се врачество Иисусово есть и послал исцелити тщеславную душу мою.

Претерпи смотрительне находящее на тя невольно бесчестие с радостию, и да не смутишися, ниже возненавидиши бесчестящего тя.

Влюбиться не значит любить. Влюбиться можно и ненавидя.

Иной, высший даже сердцем человек и с умом высоким, начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Еще страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны, и горит от него сердце его и воистину, воистину горит, как и в юные беспорочные годы.

Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой.

Во всякой женщине можно найти чрезвычайно, черт возьми, интересное, чего ни у которой другой не найдешь, — тоько надобно уметь находить, вот где штука!

«Кинжал в сердце»! Так у баб.

Всякий при всеми за всех виноват. Не знают только этого люди, а если бы узнали, сейчас был бы рай.

…и вывести душу из уединения на подвиг братолюбивого общения…

Велика Россия смирением своим.

Делай неустанно. Если вспомнишь в нощи, отходя ко сну: «Я не исполнил, что надо было», то немедленно восстань и исполни. Если кругом тебя люди злобные и бесчувственные и не захотят тебя слушать, то пади пред ними и у них прощения проси, ибо воистину и ты в том виноват, что не хотят тебя слушать. А если уже не можешь говорить с озлобленными, то служи им молча и в уничижении, никогда не теряя надежды. Если же все оставят тебя и уже изгонят тебя силой, то, оставшись один, пади на землю и целуй ее, омочи ее слезами твоими, и даст плод от слез твоих земля, хотя бы и не видал и не слыхал тебя никто в уединении твоем. Верь до конца, хотя бы даже и случилось так, что все бы на земле совратились, а ты лишь единый верен остался: принеси и тогда жертву и восхвали бога ты, единый оставшийся. А если вас таких двое сойдутся, то вот уж и весь мир, мир живой любви, обнимите друг друга в умилении и восхвалите господа: ибо хотя и в вас двоих, но восполнилась правда его.

Не верьте слезам женщины, — я всегда против женщин в этом случае, я за мужчин.

В России пьяные люди у нас самые добрые. Самые добрые люди у нас и самые пьяные.

Всего лучше знакомиться пред разлукой.

Чтобы полюбить человека, надо, чтобы тот спрятался, а чуть лишь покажет лицо свое — пропала любовь.

Нет у человека заботы мучительнее, как найти того, кому бы передать поскорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается. Но овладевает свободой людей лишь тот, кто успокоит их совесть. … Нет ничего обольстительнее для человека, как свобода его совести, но нет ничего и мучительнее. … Есть три силы, единственные три силы на земле, могущие навеки победить и пленить совесть этих слабосильных бунтовщиков, для их счастия, — эти силы: чудо, тайна и авторитет. …
Чуть лишь человек отвергнет чудо, то тотчас отвергнет и Бога, ибо человек ищет не столько Бога, сколько чудес. … И не будет у них никаких от нас тайн. Мы будем позволять или запрещать им жить с их женами и любовницами, иметь или не иметь детейй — все судя по их послушанию — и они будут нам покоряться с весельем и радостью. …Старое горе великою тайной жизни человеческой переходит постепенно в тихую умиленную радость; вместо юной кипучей крови наступает кроткая ясная старость.

Какая же свобода, … если послушание куплено хлебами?

Кто не верит в Бога, тот и в народ Божий не поверит. Кто же уверовал в народ Божий, тот узрит и святыню его, хотя бы и сам не верил в нее до того вовсе. Лишь народ и духовная сила его грядущая обратит отторгнувшихся от родной земли атеистов наших.

Не стоит она слезинки хотя бы одного только замученного ребенка, который бил себя кулачонком в грудь и молился в зловонной конуре своей нескупленными слезками своими к «Боженьки»!Не стоит потому, что слезки его остались неискупленными. Они должны быть искуплены, иначе не может быть и гармонии.

Дураки существуют в профит умного человека.

Вор подлее подлеца.

В природе ничего нет смешного. Как бы там ни казалось человеку с его предрассудками.

Привычка — главный двигатель.

Жалость это плохое свидетельство любви.

Не гордитель пред малыми, не гордитесь и пред великики. Не ненавидьте и отвергающих вас, позорящих вас, поносящих вас и на вас клевещущих. Не ненавидьте атеистов, злоучителей, материалистов, даже злых из них, не токмо добрых, ибо и из них много добрых, наипаче в наше время.

Если надо войти прямо в доверенность ребенка и особенно целой группы детей, то надо начинать именно серьезно и деловито и так, чтобы было совсем на равной ноге, безо всякой предумышленной хитрости

Детки презренных, но благородных нищих-с, правду на земле еще в девять лет от роду узнают-с. Богатым где: те вю жизнь такой глубины не исследуют.

Ужасно как тяжело для обиженного человека, когда все на него станут смотреть его благодетелями…

Жизнь полюбить больше, чем смысл ее.

Ведь русские мальчики как до сих пор орудуют? Иные то есть? Вот, например, здешний вонючий трактир, вот они и сходятся, засели в гол. Вся жизнь прежде не знали друг друга, а выйдут из трактира, сорок лет опять не будут знать друг друга, ну и что ж, о чем они будут рассуждать, пока поймали минутку в трактире-то? О мировых вопросах, не иначе: есть ли Бог, есть ли бессмертие? А которые в Бога не веруют, ну те о социализме и об анархизме заговорят, о переделке всего человечества по новому штату, так ведь это один же черт выйдет, все те же вопросы только с другого конца, И множество, множество самых оригинальных русских мальчиков только и делают, что о вековечных вопросах говорят у нас в наше время. Разве не так?

Чем глупее, тем ближе к делу. Чем глупее, тем и яснее. Глубость коротка и нехитра, а ум виляет и прячется. Ум подлец, а глупость пряма и честна. Я довел дело до моего отчаяния, и чем глупее я его выставил, тем для меня же выгоднее.

Аблакат — нанятая совесть.

Нелепости слишком нужны на земле. На нелепостях мир стоит, и без них, может быть в нем восем ничего бы и не произошло. Мы знаем, что знаем!

Все настоящие русские люди — философы.

Всякий порядочный человек должен быть под башмаком какой-нибудь женщины… Мужчина должен быть великодушен и мужчину это не замарает… Ну в прощения все же не проси никогда и ни за что.

Русский весьма часто смеётся там, где надо плакать.

Обыкновенно в жизни бывает так, что при двух противоположностях правду нужно искать посередине.

Мы все вместим и со всем приживемся.

Про русскую душу

В чужой руке ломоть всегда больше кажется.

Любовь к отцу, не оправданная отцом, есть нелепость, есть невозможность. Нельзя создать любовь из ничего, из ничего только Бот творит.

Отцы, не огорчайте детей своих! Да исполним прежде сами завет Христов и тогда только разрешим себе спрашивать и с детей наших. Иначе мы не отцы, а враги детям нашим, а они не дети наши, а враги нам, и мы сами себе сделали их врагами!

Родивший не есть еще отец, а отец есть — родивший и заслуживший.

Пусть сын станет пред отцом своим и осмысленно спросит его самого: «Отец, скажи мне: для чего я должен любить тебя? Отец, докажи мне, что я должен любить тебя?» — и если этот отец в силах и в состоянии будет ответить и доказать ему, — то вот и настоящая нормальная семья… В противном случае, если не докажет отец, — конец тотчас же этой семье: он не отец ему, а сын получает свободу и право впредь считать отца своего за чужого себе и даже врагом своим.

Есть души, которые в ограниченности своей обвиняют весь свет. Но подавите эту душу милосердием, окажите ей любовь, и она прорклянет свое дело, ибо в ней только добрых зачатков. Душа расширится и узрит, как Бог милосерд и как люди прекрасны и справедливы! …он воскликнет: «Люди лучше, чем я, ибо захотели не погубить, а спасти меня!»

Лучше отпустить десять виновных, чем наказать одного невинного.

Русский суд есть не кара только, но и спасение человека погибшего! Пусть у других народов буква и кара, у нас же дух и смысл, спасение и возррождение погибших.

Знайте же, что ничего нет выше, и сильнее, и здоровее, и полезнее впредь для жизни, как хорошее какое-нибудь воспоминание, и особенно вынесенное еще из детства, из родительского дома. Вам много говорят про воспитание ваше, а вот какое-нибудь этакое прекрасное, святое воспоминание, сохраненное с детства, может быть, самое лучшее воспитание и есть. Если много набрать таких воспоминаний с собою в жизнь, то спасен человек на всю жизнь. И даже если и одно только хорошее воспоминание при нас останется в нашем сердце, то и то может послужить когда-нибудь нам во спасение.

Добавить комментарий

Предыдущая статья

Блиц-масштабирование

Следующая статья

Цель