No Logo. Люди против брэндов

2 минут(ы) чтения

Наш мир становится деревней, где несколько транснациональных корпораций не только не пытаются сделать условия игры равными для всех, создавая новые рабочие места и делая общедоступными новейшие технологии, а напротив, эксплуатируют беднейшие страны, извлекая из этих Богом забытых уголков планеты невообразимые прибыли.

Строить брэнды не на основе конкретных продуктов, а на основе репутации.

Если вы продвигаете чистый концептуальный брэнд, эстетика грубой материи и необработанного сырья может обладать таким же неподдельным очарованием, как и жизнь в мансарде.

Реклама и спонсорство всегда были замешены на использовании образного ряда для создания ассоциативной связи товаров с позитивными культурными или социальными событиями.

Всякий раз, когда коммерческое внедряется в культурное. целостность общественной сферы ослабляется, потому что со всей очевидностью уступает корпоративному натиску.

Наша культура все равно выстроена на компромиссах между понятием общественного блага и личными, политическими и финансовыми амбициями богатых и власть имущих.

Сначала избранная группа товаропроизводителей рвет в глазах потребителя всякую связь и всякие ассоциации со своей приземленной продукцией; затем, ставя во главу угла своего бизнеса маркетинг, они пытаются изменить социальный статус своих маркетинговых мероприятий — на смену надоедливым рекламным паузам приходит виртуозная интеграция рекламных акций в ткань повседневной жизни.

Роль спонсора, как и рекламы в целом, имеет тенденцию разрастаться.

Когда осведомленность о брэндах становится общей для всех целью, единственным мерилом успеха становятся повторяемость и доступность.

Простой рецепт «поглощения»: возьми крутого деятеля культуры, свяжи его мастерство со своим брэндом и жди, когда ассоциация приживется и сделает тебя таким же крутым.

Погоня за крутизной отягощена, по самой своей природе, сомнениями в себе.

Что нынче модно, то и доходно.

«Искусство быть посередине» — это единственный путь подлинной свободы в сегодняшней культуре.

Голливуд путешествует назад во времени, чтобы обратить в свою пользу немыслимо благоприятные возможности, которые и не снились маркетологам прошлых лет.

Продавай, не то продадут тебя.

В отсутствие более ощутимых политических целей любое движение, занятое борьбой за лучшую социальную отражаемость, в конце концов непременно падет жертвой собственного нарциссизма.

Настоящий брэнд отличается от банальной рекламы большим вниманием к чувствам потребителей, будь это вызов самому себе, задача добиться максимального результата в спорте или фитнесе или утверждение о том, что чашка кофе, которую вы пьете, и в самом деле может значить для вас очень многое.

Именно на производстве, а также на земле и под землей создается и берет свое начало покупательная способность населения.

Те, кто прошел войну и пережил революцию, более склонны хранить свои национальные традиции.

Получи детей, и получишь всю семью и весь будущий рынок.

Если ты не везде, то ты нигде.

Что такое, в конце концов, монополия, как не процесс укрупнения бизнеса, доведенный до логического завершения?

Рычаг — это хорошо. Слишком большой рычаг — плохо.

Платишь гроши — получаешь воришек.

Эмоции подразумевают наличие своей противоположности.

Мы, как цивилизация, похоже, в состоянии впитать с телевизионных экранов любые противоречия и расхождения во взглядах.

Всегда найдутся новые пространства для колонизации — физические или ментальные, — и всегда найдется реклама, способная пробить новейшую броню цинизма потребителей. … Реклама рефлекторно вбирает в себя все — ведь потребление и есть то, чем занимается потребительская культура.

Превращение искусства в прагматическое политическое орудие, «одновременно прекрасное и функциональное».

Автомобиль — это символ, наиболее осязаемое проявление потери общественного пространства, улиц, где можно ходить пешком, и мест, где можно свободно самовыражаться.

Никакой экономический рост … невозможен, пока нет согласия о политическом будущем страны.

Становясь «брэндами, а не товарами» и впадая в экономическую нирвану, компании теряют две вещи, которые в долгосрочной перспективе могут оказаться драгоценными: невмешательство потребителя в их глобальную деятельность и заинтересованность граждан в их экономическом успехе.

Ни одна организация… не может в точности исполнять свои собственные правила. Но корпорации можно забить до смерти их собственным уставом.

Принцип гражданского общества: люди должны управлять собой сами.

Приглашаю к общению в комментариях!

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Предыдущая статья

Одиночество в сети

Следующая статья

Думай и богатей